Дети лейкоз гепатит с

Курация младенца с острым лимфобластным лейкозом и гепатитом С

Введение

Острая лимфобластная лейкемия (ОЛЛ) является достаточно редким заболеванием у детей в возрасте до года и составляет примерно 2,5-5% всех детей с ОЛЛ. Ребенок с ОЛЛ может иметь значительные риски, что наиболее важно из-за замены в гене смешанной линии (MLL): 75% всех замен гена MLL у всех новорожденных расположены на хромосоме 11q23, что дает основания предполагать негативный прогноз с выживаемостью на уровне 28-36%.

Недавние исследования показывают, что распространенность гепатита C у детей с ОЛЛ достаточно высока. Так, исследование в Чили выявило наличие РНК вируса гепатита C (ВГС) у 4 из 34 детей с ОЛЛ, которые можно было бы объяснить иммуносупрессией и переливанием крови.

В современной литературе нет информации о лечении гепатита С в детском возрасте. В данной статье мы сообщим об опыте курации ВГС положительного младенца, у которого была диагностирована острая лимфобластная лейкемия.

Клинический случай

В наш медицинский центр привезли 9-месячного мальчика, который был болен около месяца, а его состояние характеризовалось незначительной лихорадкой, синяками и ушибами по всему телу, отсутствием аппетита и значительной слабостью. Первоначальная диагностика сделанная в больнице общей практики показала Hb 9,6 г/дл, количество WBC 5,5×10^9/л и тромбоциты на уровне 23×10^9/л с небольшим количеством атипичных клеток на периферическом мазке. Ультразвуковое исследование брюшной полости выявило умеренную спленомегалию и брыжеечную лимфаденопатию. Аспирация костного мозга, выполненная в реферальном центре, показала количество бластных клеток на уровне 30%. Во время пребывания в больнице ему перелили одну единицу эритроцитарной массы.

По прибытию в профильный центр мы отметили, что ребенок был афебрилен, явно визуально выделяющуюся на фоне тела брюшную полость с массивной гепатоспленомегалией и генерализованной лимфаденопатией. Исследования показали, что Hb составляет 8 г/дл, WBC — 204×10^9/л с 80% бластных клеток и тромбоцитами на уровне 26×10^9/л. Функциональное тестирование печени (LFTs) показало SGPT 209 МЕ/л, билирубин 0,6 мг/дл и нормальный уровень ГГТ. Исследования иммунофенотипирования показали, что CD19, CD22, CCD79a, CD45 и CD34 положительны, CD10 и 20 отрицательны, что вполне соответствует ОЛЛ B. Дальнейшая цитогенетическая диагностика включала анализ FISH, который обнаружил транслокацию 11q23 в 93% ядер. ВГС был выявлен рутинным скринингом. Серологический анализ на поверхностный антиген гепатита В и ВИЧ были отрицательными. Последующее определение РНК ВГС была положительной, а объективные данные вирусной нагрузки составили 7136180 МЕ/мл при 3 генотипе. Оба родителя имели отрицательный ПЦР диагностики ВГС.

Злокачественные клетки были обнаружены в цереброспинальной жидкости. Оценка риска дала промежуточный результат, исходя из возраста (> 90 дней), а так же наличия перегруппировки MLL. В соответствии с принятым протоколом терапии детской онкологии была начата индукционная терапия, которая предполагала в начальном периоде применение преднизолона длительностью 8 дней, за которыми следовал дексаметазон, винкристин, даунорубицин, аспарагиназа и цитарабин. Во время индукционной терапии у ребенка развилась тяжелая нейтропения, сепсис, тифилит и грибковая инфекция, что потребовало лечения антибиотиками широкого спектра действия и противогрибковыми препаратами в условиях отделения интенсивной терапии педиатрических больных. Лечение интерферонами или противовирусными препаратами прямого действия (ПППД) было отложено педиатрической гастроэнтерологической группой из-за отсутствия доказательств эффективности использования и профиля безопасности у детей до одного года. Кроме того, опыт лечения детей с талассемией и хроническим гепатитом С, перенесшим трансплантацию костного мозга, не показал ухудшения или клинической фульминантной печеночной недостаточности, поэтому было решено контролировать клинический статус и LFT, продолжать химиотерапию и не проводить активное лечение гепатита C. SGPT увеличился до 226 МЕ/л, а билирубин до 2,5г/дл, позже показатели нормализовались. В конце 5-недельной индукции оценивали статус и обнаружили, что костный мозг находится в морфологической ремиссии.

Дискуссия

Из семи генотипов, описанных для вируса гепатита С, генотип 3 более всего распространен в Южной и Юго-Восточной Азии, тогда как генотип 1 остается наиболее распространен во всем мире. Инфицирование гепатитом С чаще всего происходит вертикальным образом и наблюдается у 5% младенцев, рожденных от матерей с ВГС. В таких случаях, согласно принятым в Пакистане протоколам, лечение откладывается по меньшей мере до трехлетнего возраста, поскольку 20-40% инфицированных детей с генотипом 3 имеют спонтанное самоизлечение. Другим достаточно распространенным способом передачи ВГС в развивающихся странах среди детей более позднего возраста является обрезание.

Противовирусные препараты прямого действия произвели революцию в лечении гепатита. Применение у взрослых длительностью от 12 или 24 недель позволяет получить устойчивый вирусологический ответ (УВО) около 90-95%. Создание пан-генотипических комбинированных препаратов, в том числе сочетание Sofosbuvir и Velpatasavir, еще больше улучшило показатели УВО для 3 генотипа. У взрослых одновременное лечение гепатита С совместно с проведением химиотерапии ранее было исключено из-за большей общей токсичности, связанной с химиотерапией, однако недавнее проспективное исследование дало многообещающие результаты — клинические исходы одновременного использования ПППД с химиотерапией не ухудшали профиль безопасности и позволяли получить УВО на уровне 95%. Это потенциально открывает новые возможности в лечении активного гепатита при проведении химиотерапии.

Ранее, лечение гепатита С у детей в возрасте от 3 до 17 лет проводилось традиционной терапией с пэгилированным интерфероном и рибавирином в течение 48 недель, что давало УВО 44-59% для 1 генотипа и 90% для 2 и 3 генотипа. Согласно общепринятому мнению, в данном случае детям с лейкемией для минимизации побочных эффектов вместо традиционной терапии на основе интерферона должна применяться терапия с помощью ПППД после ее окончательного одобрения. Фазы II/III клинических испытаний для установления безопасности Sofosbuvir + Ribavirin у детей с 2 и 3 генотипами, и Ledipasavir + Sofosbuvir (+/-Ribavirin) продолжались во время курации нашего пациента. Однако, уже в первом опубликованном исследовании после завершения фазы II у подростков, было явно видно, что использование Sofosbuvir + Ribavirin давало УВО на уровне 100% у пациентов с 2 генотипом ВГС и 97% у пациентов с 3 генотипом.

В одиночном отчете было описано применение Ledipasavir + Sofosbuvir у 4-летнего ребенка с 1 генотипом ВГС во время поддерживающей терапии направленной против ОЛЛ, в то время как еще один отчет подробно объяснил использование Sofosbuvir + Simeprevir у 4-летнего ребенка после трансплантации гемопоэтических стволовых клеток. В обоих случаях был достигнут УВО при минимальном количестве побочных эффектов. Наше решение не начинать терапию ВГС было основано прежде всего на отсутствии времени и необходимостью в первую очередь решить вопрос с ОЛЛ. Традиционная терапия, основанная на интерфероне, обещает адекватные показатели достижения УВО для 3 генотипа, но пролонгирование терапии, связанное с тяжелой миелосупрессией, может вызвать значительное повышение смертности среди детей с ослабленным иммунитетом. Одобренная в педиатрии терапия препаратами ПППД с расширением одобрения на конкретные группы пациентов, в том числе с имунносупрессией, может позволить нам экстраполировать данные и в самом ближайшем будущем проводить обособленный режим лечения для данных пациентов. Кроме того, в свете последних достижений, целесообразно рассмотреть возможность одновременной химиотерапии и ПППД терапии ВГС у пациентов, которые в ней нуждаются.

Источник:

Pediatric Hematology Oncology Journal. Volume 3, Issue 1, March 2018 , Pages 31-33

Источник: gepatit-abc.ru

Больных лейкозом детей заразили гепатитом

Четыре актюбинки подали в суд на Центр крови и Центр педиатрии г. Алматы. Дети с лейкозом заразились в Центре педиатрии гепатитом С.

На этой неделе в Алматинском городском суде начались слушания по делу Айбека Иманова. У 6-летнего ребенка болезнь Дауна, лейкоз, а теперь еще и гепатит С.

– Я обвиняю Центр педиатрии г. Алматы и республиканский Центр крови в том, что они заразили моего ребенка гепатитом С, – говорит мать Алия Иманова. – На этой неделе начинается судебное разбиратель­ство. Мы предполагаем, что источник заражения – донорская кровь. После химиотерапии уровень гемо­глобина в крови сына падал до 38. В Центре педиатрии ему делали переливание крови. Ровно через полгода после переливания крови обнаружили гепатит С. Ребенок ослаблен. После химиотерапии мы лежали в реанимации. У сына останавливалось дыхание, были ожоги слизистой оболочки рта и гортани, шла борьба за жизнь. Мы выкарабкались из этого. А теперь выясняется, что у сына новая болячка. И опять заболевание крови.

Полтора года мы будем принимать химиопрепараты. Все это время вирус гепатита будет в организме ребенка. И только через полтора года можно будет приступить к лечению. Сейчас нам разрешили пить только урсосан – поддерживающий препарат для печени.

Случай с моим ребенком не единственный. В такой же ситуации оказались еще трое актюбинских детей, больных лейкозом. Это дети Миры Аяповой, Индиры Жармухановой, Асель Бисеновой. После переливания крови у малышей тоже обнаружили гепатит С. Во вторник я привезла иски от них в горсуд Алматы. Я считаю, что Центр крови и Центр педиатрии должны ответить за то, что дети при лечении получили новую болячку. Лечение ребенка от гепатита С в Израиле обходится, к примеру, в 10 миллионов тенге. Минздрав должен принимать меры и не допускать к переливанию зараженную кровь. Мы будем требовать компенсации морального вреда и затрат на лечение детей от гепатита.

– Гепатит С передается в основном через переливание компонентов крови, – комментирует детский гематолог Минздрава РК Риза Боранбаева (Алматы). – Такие случаи были, есть и будут. Это связано с качеством крови. Возможно, у донора был вирус и передался с компонентами крови. Мы заготовкой крови не занимаемся. Наша работа – лечение больных лейкозом. Если вирус гепатита С попадет к здоровому человеку, организм может и самостоятельно справиться с заболеванием. У детей после химиотерапии организм ослаблен. Случаи с актюбинскими детьми не единичные. Центр педиатрии второй год проверяют прокуратура, Минздрав. Ничего такого не находят.

Для избежания заражения детей гепатитом С мы можем рекомендовать улучшить обследование доноров. С начала года республиканский Центр крови закупил новое оборудование. Минздрав вводит инновационные технологии подготовки компонентов крови. Считается, что сейчас используют эффективные методы проверки доноров и подготовки крови, чтобы максимально снизить вероятность заражения гепатитом С.

Центр педиатрии уже занимался лечением гепатита С. Для этого не обязательно ехать в Израиль. Есть пациенты, выздоровевшие от гепатита С. Нужно набраться терпения, лечиться и верить. Если ребенок вылечился от лейкоза, то и от гепатита можно вылечиться. Лет 20 назад от лейкоза умирали практически все дети. В центре они лежали не больше года. Сейчас 70% детей выздоравливают. Это мы считаем огромным прорывом в медицине. Нам больно, что пациенты заболевают гепатитом С, и делаем все возможное, чтобы исключить такие случаи .

Источник: www.diapazon.kz

Лейкоз у детей

Лейкоз у детей – злокачественное заболевание крови, характеризующееся опухолевой пролиферацией незрелых клеток-предшественников лейкоцитов. Клинические проявления лейкоза у детей могут включать увеличение лимфатических узлов, геморрагический синдром, боли в костях и суставах, гепатоспленомегалию, поражение ЦНС и др. Диагностике лейкоза у детей способствует развернутый общий анализ крови, проведение стернальной пункции с исследованием пунктата костного мозга. Лечение лейкоза у детей проводится в специализированных гематологических стационарах с помощью химиотерапии, иммунотерапии, заместительной терапии, трансплантации костного мозга.

Лейкоз у детей

Лейкоз у детей (лейкемия) – системный гемобластоз, сопровождающийся нарушением костномозгового кроветворения и замещением нормальных клеток крови незрелыми бластными клетками лейкоцитарного ряда. В детской онкогематологии частота лейкозов составляет 4-5 случаев на 100 тыс. детей. Согласно статистике, острый лейкоз является самым частым онкологическим заболеванием детского возраста (примерно 30%); наиболее часто рак крови поражает детей в возрасте 2-5 лет. Актуальной проблемой педиатрии служит наблюдаемая в последние годы тенденция к росту заболеваемости лейкозами среди детей и сохраняющаяся высокая летальность.

Причины лейкоза у детей

Некоторые аспекты развития лейкоза у детей до настоящего времени остаются неясными. На современном этапе доказано этиологическое влияние радиационного излучения, онкогенных вирусных штаммов, химических факторов, наследственной предрасположенности, эндогенных нарушений (гормональных, иммунных) на частоту возникновения лейкоза у детей. Вторичный лейкоз может развиться у ребенка, перенесшего в анамнезе лучевую или химиотерапию по поводу другого онкологического заболевания.

На сегодняшней день механизмы развития лейкоза у детей принято рассматривать с точки зрения мутационной теории и клоновой концепции. Мутация ДНК кроветворной клетки сопровождается сбоем дифференцировки на стадии незрелой бластной клетки с последующей пролиферацией. Таким образом, лейкозные клетки – есть не что иное, как клоны мутировавшей клетки, неспособные к дифференцировке и созреванию и подавляющие нормальные ростки кроветворения. Попадая в кровь, бластные клетки разносятся по всему организму, способствуя лейкемической инфильтрации тканей и органов. Метастатическое проникновение бластных клеток через гематоэнцефалический барьер приводит к инфильтрации оболочек и вещества головного мозга и развитию нейролейкоза.

Отмечено, что у детей с болезнью Дауна лейкоз развивается в 15 раз чаще, чем у других детей. Повышенный риск развития лейкоза и других опухолей имеется у детей с синдромами Ли-Фраумени, Клайнфельтера, Вискотт-Олдрича, Блума, анемией Фанкони, первичными иммунодефицитами (Х-сцепленной агаммаглобулинемией, атаксией-телеангиэктазией Луи-Барр и др.), полицитемией и др.

Классификация лейкоза у детей

На основании продолжительности заболевания выделяют острую (до 2-х лет) и хроническую (более 2-х лет) формы лейкоза у детей. У детей в абсолютном большинстве случаев (97%) встречаются острые лейкозы. Особую форму острого лейкоза у детей представляет врожденный лейкоз.

С учетом данных морфологических характеристик опухолевых клеток острые лейкозы у детей делятся на лимфобластные и нелимфобластные. Лимфобластный лейкоз развивается при бесконтрольной пролиферации незрелых лимфоцитов — лимфобластов и может быть трех типов: L1 — с малыми лимфобластами; L2 – с большими полиморфными лимфобластами; L3 — с большими полиморфными лимфобластами с вакуолизацией цитоплазмы. По антигенным маркерам различают 0-клеточные (70-80%), Т-клеточные (15-25%) и В-клеточные (1-3%) острые лимфобластные лейкозы у детей. Среди острых лимфобластных лейкозов у детей чаще встречается лейкоз с клетками типа L1.

В ряду нелимфобластных лейкозов, в зависимости от преобладания тех или иных бластных клеток, различают миелобластный малодифференцированный (M1), миелобластный высокодифференцированный (М2), промиелоцитарный (М3), миеломонобластный (М4), монобластный (М5), эритромиелоз (М6), мегакариоцитарный (М7), эозинофильный (М8), недифференцированный (М0) лейкоз у детей.

В клиническом течении лейкоза у детей выделяют 3 стадии, с учетом которых выстраивается лечебная тактика.

  • I – острая фаза лейкоза у детей; охватывает период от манифестации симптомов до улучшения клинико-гематологических показателей в результате проводимой терапии;
  • II – неполная или полная ремиссия. При неполной ремиссии отмечается нормализация гемограммы и клинических показателей; количество бластных клеток в пунктате костного мозга составляет не более 20%. Полная ремиссия характеризуется наличием в миелограмме не более 5% бластных клеток;
  • III — рецидив лейкоза у детей. На фоне гематологического благополучия появляются экстрамедуллярные очаги лейкозной инфильтрации в нервной системе, яичках, легких и др. органах.

Симптомы лейкоза у детей

В большинстве случаев клиника лейкоза развивается исподволь и характеризуется неспецифическими симптомами: утомляемостью ребенка, нарушением сна, снижением аппетита, оссалгиями и артралгиями, немотивированным повышением температуры тела. Иногда лейкоз у детей манифестирует внезапно с интоксикационного или геморрагического синдрома.

У детей, страдающих лейкозом, отмечается выраженная бледность кожных покровов и слизистых оболочек; иногда кожа приобретает желтушный или землистый оттенок. Вследствие лейкемической инфильтрации слизистых оболочек у детей нередко возникают гингивит, стоматит, тонзиллит. Лейкемическая гиперплазия лимфатических узлов проявляется лимфаденопатией; слюнных желез – сиаладенопатией; печени и селезенки – гепатоспленомегалией.

Для течения острого лейкоза у детей типичен геморрагический синдром, характеризующийся кровоизлияниями в кожу и слизистые, гематурией, носовыми, маточными, желудочно-кишечными, легочными кровотечениями, кровоизлияниями в полость суставов и др. Закономерным спутником острого лейкоза у детей является анемический синдром, обусловленный угнетением эритропоэза и кровотечениями. Выраженность анемии у детей зависит от степени пролиферации бластных клеток в костном мозге.

Кардиоваскулярные расстройства при лейкозах у детей могут выражаться развитием тахикардии, аритмии, расширением границ сердца (по данным рентгенографии органов грудной клетки), диффузными изменениями миокарда (по данным ЭКГ), снижением фракции выброса (по данным ЭхоКГ).

Интоксикационный синдром, сопровождающий течение лейкоза у детей, протекает со значительной слабостью, лихорадкой, потливостью, анорексией, тошнотой и рвотой, гипотрофией. Проявлениями иммунодефицитного синдрома при лейкозе у детей служит наслоение инфекционно-воспалительных процессов, которые могут принимать тяжелое, угрожающее течение. Гибель детей, страдающих лейкозом, нередко происходит вследствие тяжелой пневмонии или сепсиса.

Крайне опасным осложнением лейкоза у детей является лейкемическая инфильтрация головного мозга, мозговых оболочек и нервных стволов. Нейролейкоз сопровождается головокружением, головной болью, тошнотой, диплопией, ригидностью затылочных мышц. При инфильтрации вещества спинного мозга возможно развитие парапареза ног, нарушения чувствительности, тазовых расстройств.

Диагностика лейкоза у детей

Ведущая роль в первичном выявлении лейкозов у детей принадлежит педиатру; дальнейшее обследование и ведение ребенка осуществляется детским онкогематологом. Основу диагностики лейкозов у детей составляют лабораторные методы: исследование периферической крови и костного мозга.

При остром лейкозе у детей выявляются характерные изменения в общем анализе крови: анемия; тромбоцитопения, ретикулоцитопения, высокая СОЭ; лейкоцитоз различной степени или лейкопения (редко), бластемия, исчезновение базофилов и эозинофилов. Типичным признаком служит феномен «лейкемического провала» — отсутствие промежуточных форм (юных, палочкоядерных, сегментоядерных лейкоцитов) между зрелыми и бластными клетками.

Стернальная пункция и исследование миелограммы являются обязательными в диагностике лейкоза у детей. Решающим аргументом в пользу заболевания служит содержание бластных клеток от 30% и выше. При отсутствии четких данных за лейкоз у детей по результатам исследования костного мозга, прибегают к трепанобиопсии (пункции подвздошной кости). Для определения различных вариантов острого лейкоза у детей выполняются цитохимические, иммунологические и цитогенетические исследования. С целью подтверждения диагноза нейролейкоза проводится консультация детского невролога и детского офтальмолога, люмбальная пункция и исследование цереброспинальной жидкости, рентгенография черепа, офтальмоскопия.

Вспомогательное диагностическое значение имеют УЗИ лимфатических узлов, УЗИ слюнных желез, УЗИ печени и селезенки, УЗИ мошонки у мальчиков, рентгенография органов грудной клетки, КТ у детей (для выявления метастазов в различных анатомических регионах). Дифференциальную диагностику лейкозов у детей следует проводить с лейкозоподобной реакцией, наблюдаемой при тяжелых формах туберкулеза, коклюше, инфекционном мононуклеозе, цитомегаловирусной инфекции, сепсисе и имеющей обратимый транзиторный характер.

Лечение лейкоза у детей

Дети с лейкозами госпитализируются в специализированные учреждения онкогематологического профиля. В целях профилактики инфекционных осложнений ребенок помещается в отдельный бокс, условия в котором максимально приближенны к стерильным. Большое внимание уделяется питанию, которое должно быть полноценным и сбалансированным.

Основу лечения лейкозов у детей составляет полихимиотерапия, направленная на полную эрадикацию лейкозного клона. Протоколы лечения, используемые при острых лимфобластных и миелобластных лейкозах, различаются комбинацией химиопрепаратов, их дозами и способами введения. Поэтапное лечение острого лейкоза у детей предполагает достижение клинико-гематологической ремиссии, ее консолидацию (закрепление), поддерживающую терапию, профилактику или лечение осложнений.

В дополнение к химиотерапии может проводиться активная и пассивная иммунотерапия: введение лейкозных клеток, вакцины БЦЖ, противооспенной вакцины, интерферонов, иммунных лимфоцитов и др. Перспективными методами лечения лейкоза у детей служит трансплантация костного мозга, пуповинной крови, стволовых клеток.

Симптоматическая терапия при лейкозах у детей включает переливание эритроцитарной и тромбоцитарной массы, проведение гемостатической терапии, антибиотикотерапию инфекционных осложнений, дезинтоксикационные мероприятия (внутривенные инфузии, гемосорбцию, плазмосорбцию, плазмаферез).

Прогноз лейкоза у детей

Перспективы развития заболевания определяются многими факторами: возрастом возникновения лейкоза, цитоиммунологическим вариантом, стадией диагностирования и т. д. Худший прогноз следует ожидать у детей, заболевших острым лейкозом в возрасте до 2-х лет и старше 10-ти лет; имеющих лимфаденопатию и гепатоспленомегалию, а также нейролейкоз на момент установления диагноза; Т- и В-клеточные варианты лейкоза, бластный гиперлейкоцитоз. Прогностически благоприятными факторами служат острый лимфобластный лейкоз L1 типа, раннее начало лечения, быстрое достижение ремиссии, возраст детей от 2 до 10 лет. У девочек с острым лимфобластным лейкозом вероятность излечение несколько выше, чем у мальчиков.

Отсутствие специфического лечения лейкоза у детей сопровождается 100%-ной летальностью. На фоне современной химиотерапии пятилетнее безрецидивное течение лейкоза отмечается у 50-80% детей. О вероятном выздоровлении можно говорить после 6-7 лет отсутствия рецидива. Во избежание провокации рецидива детям не рекомендуется физиотерапевтическое лечение, изменение климатических условий. Вакцинопрофилактика проводится по индивидуальному календарю с учетом эпидемической ситуации.

Источник: www.krasotaimedicina.ru

Мифы о заболевании лейкозе

Любая болезнь опасна, но больше всего страшат онкологические заболевания. Есть даже специальный термин: «канцерофобия» – боязнь рака. Эти страхи плодят вокруг себя много мифов. Взять, например, заболевание лейкозы.

1. Лейкоз вылечить нельзя. Можно только продлить мучения

Все зависит от вида лейкоза. Ведь лейкозы – это целая группа злокачественных заболеваний крови, которые объединяет бесконтрольное размножение определенных клеток крови. Процесс кроветворения начинается в костном мозге. В нем содержатся стволовые кроветворные клетки, которые, размножаясь и созревая, дают начало всем зрелым клеткам крови – эритроцитам, тромбоцитам и лейкоцитам. Иногда в процессе созревания происходит сбой, и незрелые клетки начинают безудержно размножаться, вытесняя нормальные клетки и выходя в большом количестве в кровь. Вместе с током крови раковые клетки попадают в лимфоузлы, печень, селезенку, нервную систему.

В зависимости от того, какие именно клетки «вышли из-под контроля», лейкозы делятся на лимфобластные (поражается лимфоидный росток костного мозга, источник лимфоцитов) и миелобластные (поражается миелоидный росток, источник моноцитов, эозинофилов и других клеток крови). Более подробная классификация учитывает степень созревания этих клеток, выраженность процесса и сопутствующие патологии.

Возможность полного выздоровления зависит от конкретной формы лейкоза и возраста заболевшего. Острый лимфобластный лейкоз у детей можно вылечить в 70-80% случаев, пациенты с хроническим лимфолейкозом могут полноценно жить и десять, и двадцать лет, и даже больше.

2. Лечить лейкоз можно, но тогда он перейдет в хроническую форму

Это очень широко распространенное заблуждение, вызванное непониманием терминологии. Дело в том, что понятия «острый» и «хронический» в гематологии немного отличаются от общепринятого в медицине.

При остром лейкозе патологически размножаются совсем незрелые клетки. Поэтому это заболевание протекает очень быстро, меньше года. При хроническом лейкозе нарушение деления клеток происходит почти в самом конце созревания, поэтому болезнь может развиваться и тянуться очень долго, десятилетиями.

То есть острый лейкоз и хронический лейкоз – это два совершенно разных заболевания, которые никогда не переходят друг в друга.

3. Лечить лейкоз можно, но выздороветь полностью нельзя. человек останется инвалидом

Действительно, для терапии лейкозов используются агрессивные препараты с большим количеством побочных эффектов. Пока идет лечение, у больного резко снижен иммунитет, страдают печень, почки, нервная система… Но в результате лечения люди выздоравливают полностью! Дети, перенесшие острый лейкоз, не отличаются от своих сверстников. Так же учатся, занимаются спортом, взрослеют, заводят семьи и рожают уже своих детей.

4. Лейкозом болеют только те, кто работает на вредных производствах или облучился

К сожалению, это не так. Лейкозами болеют люди, которые к вредным производствам и атомным реакторам и близко не подходили. Более того, у детей лейкозы по частоте занимают первое место среди всех онкологических заболеваний.

Точная причина возникновения лейкозов неизвестна. Различных гипотез много, и, конечно, работа на вредном производстве и радиоактивное облучение играют важную провоцирующую роль в развитии злокачественных заболеваний. Но нельзя сбрасывать со счетов и такие вещи, как общее ухудшение экологической обстановки, неправильное питание без фруктов и овощей, но с большим количеством жирных продуктов, курение и наследственную предрасположенность.

5. Лейкозы передаются по наследству (заразны и т.п.)

Предрасположенность и передача по наследству – совершенно разные вещи. Недавно ученые обнаружили, что у людей с определенными изменениями в генах лейкозы возникают чаще или протекают тяжелее. Но наличие таких изменений не значит, что лейкоз обязательно возникнет! Это значит только то, что при работе с провоцирующими факторами такой человек может заболеть скорее, чем другие.

Лейкозы не заразны! Есть онкологические заболевания, которые провоцируются вирусами или бактериями. Так, вирусы папилломы человека – непосредственная причина рака шейки матки, вирусы гепатита В и С могут приводить к развитию рака печени, бактерия Н. pylori часто ассоциируется с раком желудка и т.д. Но не обнаружено ни одного микроба, который был бы связан с развитием лейкозов. Да и онкогематологи, которые лечат и наблюдают пациентов с лейкозами, болеют не чаще и не реже других людей.

6. Вылечить лейкоз можно только за границей, в России лейкозы лечить не умеют

Уже много лет лейкозы лечат, используя так называемые «протоколы лечения». И эти протоколы совершенно одинаковы в Германии, Израиле, США или России. Каждый больной лейкозом получает не просто лечение, выдуманное его врачом, а лечение, рекомендованное при его заболевании группой экспертов мирового уровня. Все протоколы используют одни и те же средства: химиотерапию, лучевую терапию и пересадку костного мозга.

Химиотерапия – это использование лекарств для полного уничтожения всех злокачественных клеток. К сожалению, эти препараты действуют на все клетки костного мозга сразу, что ведет к тяжелым осложнениям на фоне лечения. У пациентов резко снижается иммунитет, они страдают от анемии. часто возникают кровотечения. Поэтому во время проведения химиотерапии больные часто нуждаются в переливании донорской крови и приеме дополнительных лекарств уже для того, чтобы справиться с последствиями лечения лейкоза.

Лучевая терапия проводится при некоторых видах лейкозов дополнительно к химиотерапии. Цель лучевой терапии – уничтожить раковые клетки. Это позволяет избежать рецидивов лейкоза.

В определенных случаях используют трансплантацию костного мозга. Хирурги удаляют пораженный костный мозг и вводят на его место костный мозг здорового человека. Это эффективный, но очень сложный и дорогостоящий метод. Вначале нужно найти подходящего донора костного мозга. Хорошо, если для этой цели подойдет кто-нибудь из родственников, но если этого не происходит, то донора ищут в специальных базах по всему миру. Когда подходящий человек найден, начинается длительная подготовка пациента к пересадке костного мозга с использованием большого количества химиотерапии, иногда в сочетании с лучевой терапией. И только после этого можно проводить саму операцию и начинать длительный процесс адаптации и реабилитации.

7. Лучше лечить лейкозы гомеопатией или травками, лекарства от лейкоза делают людей инвалидами

Это самый стойкий и опасный миф. К сожалению, нет ни одного доказанного случая, когда гомеопатия или народная медицина позволила вылечить лейкоз. Но самое страшное заключается в том, что попытки лечить лейкоз нестандартными методами крадут у больного самое дорогое – время. Время, когда ему еще можно было помочь. Однако к официальной медицине зачастую приходят только тогда, когда становится уже слишком поздно.

С осложнениями от лечения лейкоза можно справиться, а вот вылечить запущенный рак крови – нельзя.

Ведь уже несколько десятков лет какзаболевание лейкоз из смертельного приговора превратился в тяжелое и опасное, но вполне излечимое заболевание. Однако мифы о нем живут. Живут и порой убивают вернее самой болезни. Именно поэтому для борьбы с лейкозом недостаточно новых лекарств, новых методик и новых операций. Нужно еще суметь победить мифы.

Источник: leshim-sami.ru

Массовое заражение детей Гепатитом С в Астане

Этим летом в Астане произошел очередной медицинский скандал, у 20 детей с диагнозом острый лейкоз был диагностирован гепатит С. Матери забили тревогу, СМИ раздули скандал, общественники в очередной раз пытались свергнуть Министра Здравоохранения. Общественное мнение единодушно согласилось, что детей заразили в Республиканском Научном Центре Материнства и Детства путем переливания компонентов крови. Но обо всем по порядку.

Большинство малышей, страдающих лейкозом, попали в АО «Национальный научный центр материнства и детства» в марте 2013, в мае того же года у них диагностировали еще один страшный диагноз – Гепатит С, и все обрушились на врачей.

Вот только Стоп! Гепатит С – серьезнейшее вирусное (неизлечимое) заболевание, которое из-за способности маскировать истинную причину под видом множества других заболеваний может таиться в организме человека от 20 до 40 лет.

Единственный наиболее явный признак Гепатита С, который косвенно может натолкнуть на мысль о его наличии – вялость, слабость, апатия. И у меня сразу возник вопрос, как матери диагностировали наличие у своих детей Гепатита С по истечении всего 3 месяцев, если одно из проявлений лейкоза — та же слабость и вялость ребенка?

По анализам крови!, — скажете Вы!

На что я отвечу, что для того, чтобы выявить наличие у человека Гепатит С, необходимо провести до 7ми различных анализов. Так что утверждать, что у детей наверняка не было Гепатита С до поступления в клинику — невозможно. Едва ли родители малышей проводили своим детям анализы на Гепатит С в районных поликлиниках, где они получали лечение раньше. А в центре Материнства и детства такие анализы провести могли, чем и навлекли на себя гнев общественности.

Но откуда сразу у 20-ти детей с лейкозом Гепатит С?, — спросите Вы.

Я конечно не доктор Хаус, но вижу некоторую взаимосвязь между кроветворящим органом – печенью и раком крови (лейкозом). Побродив по просторам интернета, я нашла некоторое количество публикаций на тему взаимосвязи двух этих заболеваний. Представленные данные свидетельствуют о том, что при анализе изменений функционального состояния печени у больных лейкозом нужно иметь в виду возможность инфицирования их вирусным гепатитом. В подтверждение моей теории, на одном из брифингов Минздрава профессор Тыныбеков, консультирующий инфекционист Центра педиатрии и детской хирургии, директор департамента Комитета контроля медицинской и фармацевтической деятельности г. Алматы Айзат Молдагасимов, а также главный врач Республиканского центра крови Дилявера Бекирова утверждали, что вирусный гепатит С находится внутри раковых клеток крови. Эскулапы ссылаются на ученых Японии, которые выявили сей факт.

Журналисты, конечно, обозвали и казахстанских и японских ученых выдумщиками, но с тех пор, как Гепатит С стал известен миру, как диагноз — прошло несчастных 30 лет, так что любые теории относительно причин его возникновения имеют место быть еще как минимум лет 100.

Структурируя мысль, могу предположить, что дети, болеющие лейкемией, могли страдать Гепатитом С до поступления в Центр Материнства и Детства, просто именно эта клиника провела соответствующий анализ на Гепатит С.

После скандала на данную клинику обрушилась масса проверок. В результате проверки Генпрокуратуры было заключено следующее — Соблюдение стандартов полностью исключает внутригоспитальную передачу вируса Гепатита С. За первое полугодие 2013 года в Центре было пролечено 270 детей, больных острым лейкозом. Вирусный Гепатит С был выявлен впервые у 30 пациентов, что составило 11%. За аналогичный период в 2012 году было пролечено 166 пациентов, выявлено 16 первичных случаев вирусного Гепатита С, что составило 12,5%. Таким образом, выявляемость вирусного Гепатита С в течение 2 лет остается примерно на одном уровне. Международные статистические данные указывают, что вирусный Гепатит С в 10-25% случаев сопровождает больных лейкозом.

Стоит отметить, что это не первый такой случай. Массовое заражение детей Гепатитом С было выявлено и в 2012 году в г. Алматы. Тогда родители все суды проиграли….

Кто прав? Родители, врачи или болезнь, которую за коварность и бессимптомность прозвали «Ласковый убийца»…

На своем предположении не настаиваю и от себя желаю малышам, чтобы Всевышний даровал им выздоровление и они стали докторами! Ведь большинство маленьких пациентов, мечтают вырасти, стать врачами и спасать людей.

Источник: pandaland.kz

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ